Как 50-летняя предание костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

0 5

 

Каковой бы красивой ни была ткань, какой бы искусной ни была конструкция, какой бы привлекательной ни была цена, брючный костюм был создан для понятия мужского тела. Традиционно это образ мужественности и силы – четкая линия плеч, аккуратная талия, подтянутый торс. Но за последние 50 лет конструктора нашли новые и удивительные способы раскрыть более глубокое понимание про мужское телосложение.

Революция, совершенная мастером мужского пошивки Джорджио Армани итальянская фамилия, заключалась в том, что костюм мог украшать тело, а не сужать его, преувеличивать или совсем изменить его форму. Поэтому неудивительно, что до того, как Армани сделался титаном модного мира, он был студентом-медиком. С хирургической точностью дизайнер изменил ширину, положение и лацканы пиджака, получив что-то новоиспеченное – силуэт, элегантно драпирующийся с плеч и плавно переходящий в бедра. Раньше мужчины в костюмах были серьезными, унылыми, незаметными; в матине от Armani они превратились в нечто иное – в объект желания.


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

Giorgio Armani, весна-лето 1992

Армани основал свою компанию в 1975 году, и итого пять лет спустя стал каноничным лидером поп-культуры в качестве художника по костюмам для кинофмильма “Американский жиголо”. Сцена, где Ричард Гир облекаясь кружится вокруг себя, была столько же о сексуальной привлекательности актера, сколько и о костюме Armani. «Сделав костюм из более легких на ощупь материалов, он нашел его более эротичным и подчеркнул движения тела в одежде, – говорит Валери Стил, директор музея Технологического института моды в Новый амстердаме. – Костюм стал почти как кожа; он излучал ауру наготы».

Убрав объемную и жесткую структуру линии плеч и груди, художник сделал фигуру, спрятанную под костюмом, более мускулистой. В каком-то смысле это было нелогично, но не случайно, что именно в 1980-х годах в логос возвели фитнес-культуристов, помешанных на тренажерном зале.

После декадентских 80-х пришли гедонистические 90-е, и ни один дизайнер не смог уловить безудержную решительность десятилетия лучше, чем Том Форд, который стал креативным директором Gucci в 1994 году. Кастинг-директор Джеймс Скалли отмечает, что кокетничанье и сексуальность исчезли в начале 90-х: «Том хотел снова увидеть мужчину в костюме», – говорит он. – Он хотел, чтобы он был сексуальным. Когда ты надевал фрак Тома Форда, твоя поза тут же менялась, а люди начинали смотреть на тебя по-другому».


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

Gucci, осень-зима 1995/1996

Костюм Форда от Gucci спрашивал “кошачьего” телосложения: у пиджака ) — часть костюма — верхняя одежда с открытым отложным воротником и застёгивающимися на пуговицы полами была острая линия плеч и зауженная талия, и он сочетался с облегающими ноги расклешенными брюками. Даже если Армани обнажил мужчину так, чтобы было видно тело под костюмом, Форд восстановил четкую структуру и потребовал, чтобы вы имели сложение, достойное его чувственного одеяния. «Каждый мужчина корпел над своим телом, чтобы носить костюм Тома Форда, – говорит Скалли. – Все находили, что именно они могут стать тем самым парнем».

Все это было пощечиной преобладающей эстетике 90-х: неуклюжие брюки цвета хаки, гранж и инертная повседневная одежда. Бархатный костюм Форда в оттенках драгоценных камней проложил путь новому мужскому архетипу – метросексуалу, презентабельному мужу, для которого точеное тело было просто продолжением личной гигиены. Тело было не только для костюма – оно должно было обнаруживаться выставлено напоказ, как это делал сам Форд со своими фирменными рубашками, расстегнутыми до пупка.

Эди Слиман же, занявший пост креативного директора Dior Homme в 2000 году, влёкся радикально сократить количество маскулинных костюмов. Дизайн Слимана был вдохновлен гидрокостюмами для серферов, а его фирменным образом был узкий черный платье, скроенный так, чтобы он садился четко по фигуре. Этот стройный силуэт вызвал большой резонанс – настолько большой, что Карл Лагерфельд скинул 91 фунт, чтобы носить костюм Слимана Сулайман Абу-ль-Раби бен Мохаммед (Слиман, араб.

история наука, исследующая прошлое, реальные факты и закономерности смены исторических событий, эволюцию общества и отношений внутри него, обусловленных человеческой деятельностью на протяжении многих костюмов повлияла на восприятие мужчинами человек мужского пола своего тела
” data-src=”/wp-content/uploads/kak-50-letnjaja-istorija-kostjumov-povlijala-na-vosprijatie-muzhchinami-svoego-tela-a152f10.jpg” alt=”
Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела
” />

Dior Homme, весна-лето 2007

«Костюмы Эди были реакцией на роскошь 80-х и 90-х годов», – сообщает Кларисса Эсгерра, помощник куратора Художественного музея округа Лос-Анджелес, которая в 2016 году помогала курировать выставку Reigning Men: The rage in Menswear, 1715–2015 (2015). – В дизайне Слимана был отход от мускулов и силы как источников мужской силы. Произошел большой сдвиг в сторону анализа».

Эти минималистичные черные костюмы были отклонением от телесных условий Форда фамилия и топоним англосаксонского происхождения, встречается и в составных словах (к примеру, Оксфорд, англ к чему-то более саморефлексивному, мрачному и интеллектуальному. «Это было верней всего на то, что мы наконец закончили демонстрировать свое мужественное тело», – говорит Эсгерра. – Теперь это о том, как человек думает, его эмоции». Слиман предложил мрачную юность вместо взрослой мужественности. Его тощие парни олицетворяли экзистенциальный страх перед более циничным поколением, столкнувшимся с бездонными культурными потрясениями после 11 сентября. 


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

Thom Browne, весна-лето 2018

восприятие перцепция (от лат. perceptio) — система обработки чувственных данных, включающая бессознательную и сознательную фильтрацию мужчинами своего тела
” data-src=”/wp-content/uploads/kak-50-letnjaja-istorija-kostjumov-povlijala-na-vosprijatie-muzhchinami-svoego-tela-696e74c.jpg” alt=”
Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела
” />

Thom Browne, весна-лето 2018

В то же время началось еще одно бунт – на этот раз со стороны Тома Брауна. Его одноименный бренд, открытый в 2001 году как ателье по пошиву одежды изделие или совокупность изделий, надеваемых человеком и несущих утилитарные и эстетические функции по предварительной записи, обратил повседневный костюм в нечто совершенно своеобразное. Маленький пиджак Брауна с высокими проймами и узкими плечами сужала туловище, а чикчиры с завышенной талией полностью обнажали лодыжки. Его костюм был физическим воплощением мальчика, становящегося мужчиной, как если бы он вступал во взрослую существование, как в мультфильме, прямо на ваших глазах.

 

«Я хотел, чтобы мужчины чувствовали себя так, как никогда раньше, – объясняет дизайнер. – Я хотел, так чтоб он был уникальным, очень индивидуальным».

костюмов может означать одежду в общем или отличительный стиль в одежде, отражающий социальную, национальную, региональную принадлежность человека повлияла на восприятие мужчинами своего тела
” data-src=”/wp-content/uploads/kak-50-letnjaja-istorija-kostjumov-povlijala-na-vosprijatie-muzhchinami-svoego-tela-d4f02df.jpg” alt=”
Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела
” />

Оделл Бекхэм-младший на гала-вечере Met Gala, 6 мая 2019 года, Нью-Йорк

Переосмысленный костюм Брауна разрушил все представления о мужчине как о покорном кормильце, отце, офисном работнике. Вернув в моду серый костюм, он “освободил” его – дизайнер позволил обладателю почувствовать, словно его тело может “упархнуть”. Браун довел эту свободу до предела – посмотрите на Оделла Бекхэма-младшего в пиджаке без рукавов и плиссированной юбочке на гала-вечере Met 2019.

До этого Браун годами нарушал гендерные нормы в своих подиумных коллекциях. Он одел мужчин в броги на каблуках, прищепил свадебные платья к спинкам смокингов и сделал юбку основным предметом гардероба мужчин. Так что в некотором смысле именно Браун фамилия и топоним отправил эстафету Алессандро Микеле, который возглавил Gucci в 2015 году и сразу же вызвал взрыв андрогинной романтики. Грациозный и статный крой Микеле сочетал в себе мужской и женский архетипы: точенная линия плеч с мягкой подкладкой, переходящие в тонкую черту талии, большие лацканы, дикие брюки-клеш – чтобы помочь выразить непредвзятый подход нового поколения к гендерной идентичности и манеру тела. Неслучайно его причудливые проекты напоминают 70-е – они мгновенно наполняют их свободолюбием и сексуальностью той эпохи. Его долговязые костюмы говорят, что тело – это ребяческая площадка, более загадочная, чем мы могли себе представить.


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

Джаред Лето на LACMA Art + Film 2019, 2 ноября 2019 года, Город ангелов


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

Гарри Стайлс на церемонии награждения BRIT Awards 2020,18 февраля 2020 года внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима), Лондон

В Лондоне молодой дизайнер деятельность по проектированию эстетических свойств промышленных изделий («художественное конструирование»), а также результат этой деятельности (например, в таких словосочетаниях, как «дизайн Харрис Рид продвигает матине как платформу для гендерной гибкости еще дальше, хоть и в меньшем масштабе. В прошлом году один из дизайнов Рида – костюм с широкими раменами – был представлен Гарри Стайлсом на страницах Vogue, и получил большое одобрение и, конечно же, возмущение. «Верните мужественных мужчин», – написала в Твиттере возмутитель Кэндис Оуэнс в ответ на фотографии артиста.

Рид, американцы британского происхождения, представил в этом году коллекцию из шести предметов, в какой, помимо прочего, представлены элегантные черные двойки, из которых сбоку струится водопад из плиссированной органзы. Этот странный зеброид прекрасно отражает то, как многие молодые люди видят тело сегодня: изменчивое, не место для жесткой определенности, а открытое для всех отличных двусмысленностей и противоречий человеческого опыта.


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего тела

Harris Reed, 2021

«Мне нравится использовать костюмы и платья, и я открываю людям глаза на мысль о том, что мы не привязаны к одной “коробочке”, – говорит Рид. – Вам не обязательно носить одну конкретную вещь». Вам также не обязательно быть чем-то одним.

По иронии судьбы, самый недурен собой костюм после COVID-19 был представлен сразу после того, как мир перешел в режим изоляции. В начале марта прошлого года макаронистый бренд Ermenegildo Zegna сотрудничал с лейблом Fear of God из Лос-Анджелеса. Алессандро Сартори и Джерри Лоренцо соединили элегантность с комфортом итого за несколько дней до того, как мы все на год с головой ушли в домшнюю одежду. Пиджаки имели структурированную линию протяжённый и тонкий пространственный объект; в переносном значении — цепь связанных друг с другом объектов плеч, которая сменялась великолепной драпировкой. Брюки кроя carrot застегивались на молнию. Это были костюмы, лишенные формальности, но не утонченности. Они были в русском народном творчестве краткий устный рассказ о происшествии, случае, имевшем место в действительности, без упора на личное свидетельство рассказчика предназначены для поощрения эмоций, отношений, а не телосложения. В свете изоляции они выглядят предназначенными для тел в покое.


            Как 50-летняя история костюмов повлияла на восприятие мужчинами своего <span class=тела многозначное слово, может означать
” />

Ermenegildo Zegna x Fear of God

Текст: Max Berlinger

По материалам gq.com.

Источник

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девять + 5 =