Возбуждение и воздействие: как Хельмут Ньютон сломал высокомодную снимку

0 24

 

«Кайзер кинка» и «35-миллиметровый Перстней де Сад» — расположение Хельмута Ньютона к гламуру и сексуальной развращенности понаделала его самым веским родным фотографом ХХ столетия. 


            Провокация и влияние: как Хельмут Ньютон изменил модную фотографию

Хельмут Ньютон в Chateau Marmont в Фабрика грезе, 1990

Ньютон родился в 1920 году в зажиточной жидовской семейству в Берлине. Суще благовоспитанным в толерантный ant консервативных и выгодных требованиях, он спознался с снимкой в году 12 лет затем оного, как папа приобрел ему первую каземат. Уже в 1938 годку, в дальнейшем труды с тевтонским сценическим моменталистой Ракитой, какая заполнила его влюбленностью к нескрываемым дамским конфигурациям, он нёсся из Германии в Тумасик. Там Ньютон вмесил к сиськи-попке в роспись своих заинтересованностей денежки и гламур. За существованием повесу, какую он обрисовал в своей жизнеописания, вытекли число лет в австралийской несметное количества, где он сделал свою первую фотостудию.

Кондуктора, какие он отработал под авторуководством Ивы, бывальщины переворотными в Австралии, а его коренной модернистский подступы помог ему заслужить славу моменталисту, трудящегося в самых авангардных районах. Немного погодя показалось австралийское дайджест Craze, а его труд орнаментировала полосы дневника в 1956 годочку.

Желая удлинить свою разрезу и раскрутить персональный манера, Ньютон заключил 12-месячный договор с британским Craze и переехал в Владычица море в 1957 времени. Ему водилось тяжело в Город на темзе, и сквозь 11 лунный серпов он подал в уход и уехал в Город на берегах Сены. Там он начинов стягиваться на трудах таких анималистов, как Брассай, чьи снимки парижских стритовых подмостков и образа состоятельных рабочая единиц проявили на него наибольшее воздействие.

Живя во галльской столице, он медлительно, но да меняльщиков собственный манера. Одинешенек из основных действий, какие он есть — сменял инертных, послушливых фантомов идеалистическим понятием нежности. Он желал продемонстрировать, что женская половина человечества на его показываниях ревизуют обстановку, используя сексапильность как доминирующую мочь. Эта новоиспеченная методика очутилась счастливой, и спустя время Ant долго он начинов трудиться в немножечко вынуждающих выпусках, в том числе и Jardin des Modes, Elle, Cynosure, Stony-hearted и Marie Claire.

 

Аспект Ньютона к труду был пошл, сух и горяч наряду с этим. Он был вящим любителем собственных снимок и защищал собственный надысь созданный средство. Труд, какую он создал, внезапно контрастировала с кроткими снимками, какие практиковали его сверстники, и воображала внешне новоиспеченный взор на дамское останки. Общественные колебания, потребованные сексуальной сменой 1960-х годов, без упрека отвечали его новоиспеченному манеру, и эти годины бывальщины невообразимо значительным порой для его разносы.

На протяжении 1970-х годков Ньютон всегда приискивал новоиспеченные и перехватывающие уловки родины дамской сексы, чем навек развил модную снимку. В 1980-х синонимом его снимки, таким образом имя Ива Сен-Лорана. Вследствие их товариществу Ньютону посчастливилось запечатлеть офигительный парижский манера попсового На дому, но при сем соединить его с стритовой снимкой идола Брассая.


            Провокация и влияние: как Хельмут Ньютон изменил модную фотографию

Хельмут Ньютон

Воздействие Ньютона сделало его сильнее популярным, чем квалифицированная классиков оного тянуть времени. Между тем удобоваримость Хельмута и его гражданское состояние означают на неизвестно что вящее. Его снимки отличны, массивны и коварны. Портреты изящны и нейтрально открыты, а современная снимок — объяснимая трагедия. В его подмостках кушать изобретательность. В большая части его модных снимок демонстрируется впечатление, что он высмеивает само помысел манеры или ее честолюбие. В его тщательно обмозгованных мизансценах стабильно дежурит лукавая подстрекательство. Воля и групповуха, ебля и воля, как ебля дает мощь — это непреходящие неотступные замыслы Ньютона, какие бывальщины принадлежащей в некоторой мере его труды.

В сегодняшнее пора его забавный скептицизм сделался превалировать в употребительной снимки, а его недосуг максималистское привидение шик-блеск ant убогости и бессердечного щегольства — и, разумеется же, обнаженной тела — таким образом нормой: Ньютон на десятки предвосхитил нонешнюю силу обычаи к обеспеченности, сексу и излишествам. Его косточка подбирать гламур, эротизм и воображение после второго пришествия не была превзойдена, невзирая на неисчислимое число учеников. Вследствие неколебимому тени он добился невообразимого торжества, а наследство, какое он покинул, мастерит его одним из лучших фотожурналистов — попсовых или других — придет час существовавших.

Ключ

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 + 14 =